«Если я работаю, то только потому, что мне это интересно и я верю в потенциал проекта»

Светлана Ходченкова за столь короткий срок стремительно взошла на олимп отечественного кинематографа. Почти сразу — «Шпион, выйди вон!» и шумно-скандальный проект «Краткий курс семейной жизни». Следом — мировая премьера голливудского боевика «Росомаха: Бессмертный»... Три мощных залпа — все в «десятку»! Талантливая, нетипичная и очень-очень упорная.

— Светлана, если помните, год назад многие (кто в шутку, кто всерьез) сушили сухари, запасались спичками и едой...

— Ну конечно! Готовились к «концу света»...

— Интересно, как вы тогда реагировали на очередной «апокалипсис»?

— Честно признаюсь: у меня было столько работы, что я могла надеяться только на то, что успею купить подарки своим близким людям. Об остальном даже времени подумать не было.

— Было предчувствие, что 2013 год сложится для вас так удачно?

— Нет, не было, я не люблю что-то планировать и на что-то рассчитывать: будет — значит, прекрасно, нет — значит, этого и не должно со мной произойти.

— Ваша актерская история во многом известна: училась в Щукинском театральном неизвестная (в смысле не блатная) неординарная студентка, налегала между занятиями на любимые пышки с пончиками, пахала на занятиях, и тут Станислав Сергеевич Говорухин, проявив невероятный профессиональный нюх, снял вас в своей новой картине. И это перевернуло вашу жизнь. Так было?

— В какой-то степени похоже.

— Что до сегодняшнего дня осталось «за кадром»?

— Я не верю в эти «истории». Человека никогда не меняет один случай, случай просто может стать последней каплей, но на самом деле события собираются в один ком и потом происходит толчок и человек принимает решение, которое может и жизнь поменять. Сказать, что что-то произошло и я круто поменяла свою жизнь и ушла в актрисы, я не могу, мне кажется, я подсознательно всегда к этому двигалась.

— Говорят, талант не главное, им изначально обладают многие актеры. Мол, важнее Его величество случай и трудолюбие... В чем был ваш счастливый билет?

— Мой счастливый билет? Мне кажется, он ждет меня впереди!

— Вы везучий человек или «рабочая лошадка»?

— Скорее, я совмещаю...

— В вашей коллекции Гран-при за «Лучшую женскую роль», вы дважды признавались «Актрисой года». И вообще за 10 лет из юной артистки превратились в настоящую звезду, популярную и востребованную. Что было самое сложное на этом пути?

— Самое сложное — это съемки в «Росомахе». Я три месяца не видела своих близких, не могла никуда уехать и находилась на другом конце земного шара — для меня это было тяжелым испытанием.

— В вашей жизни был период, когда вы готовы были сниматься хоть у черта лысого, бесплатно, лишь бы работать?

— Нет, никогда такого не было. Если я работаю, то только потому, что мне это интересно и я верю в потенциал проекта.

— Вы как-то сказали: «До прошлого года я спокойно жила. Но Германика и Хью Джекман сделали свое дело». Узнаваемость на улице добавила проблем в вашу жизнь?

— Не особо. Просто иногда тяжело летать в самолете и в кафе спокойно не посидишь. Но не могу сказать, что я от этого страдаю. Я в свою личную жизнь никого не пускаю.

— Вы строите свою карьеру скрупулезно как математик, просчитывая шаг за шагом, или вы как корабль в свободном, немножко авантюрном плавании?

— Безусловно, в авантюрном. Потому что только после того, как проект снят, можно математически оценить, стоило ли в нем участвовать, потому что, даже если сценарий высшего уровня и режиссер прекрасный, всегда что-то может пойти не так. Кино — слишком коллективная работа, чтобы все можно было бы спрогнозировать.

— За 10 лет в кино вы снялись примерно в 50 фильмах. Какие особо дороги и почему?

— Наверное, это «Благословите женщину», потому что с этой картины все и началось. После — «Шпион, выйди вон!». Не только потому, что с него началась моя настоящая карьера за рубежом, это вообще один из лучших фильмов, в котором мне пришлось участвовать. Вот если бы вы меня спросили, было ли в моей жизни предложение, получив которое я прыгала до потолка в прямом и переносном смысле, — это была как раз роль в «Шпионе», потому что это было очень неожиданно для меня, я просто пробу записала, а через какое-то время меня очень неожиданно утвердили... Обязательно среди любимых «Краткий курс...», потому что с помощью этой картины мне удалось сломать стереотипный образ девушки, которую мне приходилось все время играть. К тому времени мне невероятно наскучили образы хороших девушек. Ну и «Росомаха», наверное...

— Съемки в западных картинах — это действительно другой, заоблачный художественный уровень? Или просто (как многие думают) классная реклама, раскрутка для актера и другие деньги?

— Да, это другие деньги, да, это классная реклама, да, это немного другой уровень, наверное, потому что эти картины делаются в первую очередь как отменный продукт. А будет ли это искусством или не будет, решат зритель и критики. У нас проблема в том, что мы не готовы признать, что делаем продукт, для нас важно, чтобы это искусство присутствовало в картине априори, вот тут и начинаются проблемы.

— У Алексея Гуськова, например, есть договоренность с агентом, что он ни за что не будет играть в зарубежных картинах роли плохих русских. У вас есть на этот счет «особые» условия?

— Нет, у меня нет никаких условий, если мне понравится роль плохой русской, то я ее сыграю.

— Ну с «Росомахой» и Хью Джекманом все ясно. Но вы же сами признавались, что несколько раз приходили к Германике, чтобы отказаться, вернуть сценарий...

— Я действительно хотела отказаться из-за сценария — он был слишком откровенен, но именно из-за Валерии я и согласилась. Во-первых, она — личность, во-вторых, она режиссер, у которого фильм всегда уже сложился в голове. Она ничего не придумывает, потому что точно знает, что снимает.

— Все чаще представляя вас на подиумах и фестивалях, говорят о вашей сексуальности. Готовы стать новым секс-символом от кино? Или, скажем по-другому: для вас это звучит гордо?

— Нет, не гордо. Это ничего для меня не значит!

— В выборе ролей, режиссера вы часто ошибались? Это же всегда игра втемную!

— Ошибалась и не раз, но это работа такая — ты соглашаешься на роль, только прочитав сценарий и пообщавшись с режиссером, и этого вполне достаточно, чтобы ошибиться.

— Все чаще говорят, что в России не только кризис идей, но и талантливых людей. Практически нет хороших режиссеров, сценаристов... Вы как думаете?

— Не знаю, мне сложно ответить на этот вопрос, потому что я очень часто вижу рядом талантливых людей.

— Свои критерии жесткие есть — вот это буду играть, это нет?

— Не буду играть однозначного персонажа, это неинтересно.

— Кстати, почему, по-вашему, актрисы с хорошими внешними данными с удовольствием играют наркоманок, разных страшилищ, мутантов и наоборот?

— Это вопрос предложения, потому что предлагают такие роли. Хотя я согласна с тем, что зло иногда очень красиво и привлекательно.

— Для съемок в картине «Василиса Кожина» вы наняли тренера и учились скакать на лошади, играя конькобежку в фильме «Чемпионы», вы всерьез встали на коньки, не говоря уже об уроках рукопашного боя для «Росомахи»... Где для вас предел риска? Или вы вообще ничего не боитесь?

— Боюсь естественно. Но если я понимаю, что та или иная сцена не просто прихоть режиссера, а необходимость, без которой история не получится, я готова участвовать. Готова, конечно, готова на многое!

— Прочитав интервью Хью Джекмана, где он рассказывает, как ему легко и приятно было работать с вами, сегодня многие активно «сватают» вас за бугор. Если честно, хотели бы рискнуть и попробовать произвести там фурор, взять «Оскара» и т.д.?

— У меня совершенно нет цели брать «Оскара» или же производить где бы то ни было фурор. Я хочу работать с интересными людьми и делать запоминающиеся образы. Если это произойдет в США или в Европе — прекрасно, если в России — еще лучше.

— Можете сформулировать три самых главных ваших «не люблю» в жизни?

— Банальность, ложь и менторство.

— Для вас важнее личное благополучие или профессиональный успех? Главные ваши приоритеты...

— Для меня важна гармония. Профессиональный успех без личного благополучия — слишком односторонний признак успеха.

— «Красивая женщина — это профессия», — писал Роберт Рождественский, вкладывая в эти слова смысл, до конца понятный, пожалуй, только женщине. Много ли внимания уделяете этой «профессии»?

— Я по утрам стараюсь делать зарядку, люблю плавать. А так я в постоянном движении. Моя жизнь — это вечный спорт и забег на длинную дистанцию. На секунду расслабился — и ты проиграл. (Улыбается.) А если серьезно... Нет, времени не хватает ни на что, к сожалению.

— Все говорят «здоровый образ жизни...» А что это для вас?

— Здоровая еда, спорт и спать-спать-спать побольше.

— А где вы предпочитаете отдыхать? Ведь наши туристы везде — покоя не будет...

— На Бали. Обожаю это место!

— В каком удовольствии не сможете себе отказать? Без чего не представляете своей жизни?

— Без работы, без кино.

— Вы актриса Вахтанговской школы. Существует ли вероятность реализовать студенческую мечту и посвятить себя театру?

— Я очень хочу в театр, очень. Жду интересных предложений.

— Немного наивный вопрос, но тем не менее. В чисто бытовом понятии счастье лично для вас, Светланы Ходченковой, это что?

— Сон до полудня, завтрак в постель, выключенный телефон весь день и желательно на берегу океана.

— А как вы относитесь к Новому году, Деду Морозу, праздничному столу?

— (Смеется.) К Деду Морозу — прекрасно! В него и в то, что новогодние мечты сбываются, верю до сих пор. Новый год вообще особенный праздник для меня. Все-таки я родилась 21 января и, сколько себя помню, это месяц радости, безумно приятных встреч, подарков. А главное — отдыха! Ведь в это время у меня съемок практически никогда не бывает.