Светлана Ходченкова: «После каждого фильма мне хотелось уйти из профессии»

Светлане Ходченковой всего 32 года, за ее плечами 12 лет в кино и более 50 ролей. За эти годы она стала желанной гостьей на «Мосфильме» и в Голливуде, человеком мира, для которого не существует границ. HELLO! застал Светлану в Лондоне, где актриса участвовала в модной съемке для BVLGARI. В интервью Светлана открылась с неожиданной стороны, например, призналась, что поездку на шашлыки или в кино в друзьями предпочитает «гламурным атрибутам» звездной жизни.

Съемка HELLO! началась ранним утром в отеле The Langham, где остановилась наша героиня. Выбор на это классическое здание Викторианской эпохи пал неслучайно: отель расположен в самом центре Лондона, в районе Вест-Энд, где сосредоточена театральная и деловая жизнь столицы. Отсюда открываются заманчивые возможности: с одной стороны, Ковент-Гарден, правительственные учреждения, Вестминстер, университеты и колледжи Блумсбери, с другой — фешенебельные магазины Оксфорд-стрит и Бонд-стрит.

Неспешный мейкап, выбор нарядов, завтрак в номер — прекрасное начало выходного дня.

Завтрак для меня святое, — говорит Светлана, отщипывая кусочек теплой булочки. — Сначала меня надо накормить, а потом уже вести светские беседы, — смеется она. — Друзья все время подшучивают надо мной из-за того, что мне время от времени жизненно важно перекусить.

Глядя на тонкую, грациозную Светлану, трудно поверить в то, что она вообще когда-нибудь ест. Несмотря на высокий рост, она носит самый маленький размер.

Покончив с завтраком, Светлана эмоционально рассказывает о впечатлениях вчерашнего дня.

— Я обошла почти все, что у меня было записано в блокнотике: Трафальгарская площадь, Букингемский дворец, Тауэр, Темпл. Мне так нравится архитектура, атмосфера: кирпичные дома, красные телефонные будки, кебы — все такое аккуратное, как кукольное! В Лондоне чувствуешь себя героиней из сказки Льюиса Кэрролла или словно внутри истории о Шерлоке Холмсе. Кстати, именно дом-музей Шерлока Холмса — первое место, куда я отправилась. Я, конечно, понимаю, что это выдуманный персонаж, но вокруг создана такая атмосфера, что волей-неволей веришь, что именно этот человек здесь жил, сидел именно в этих креслах, курил именно эту трубку, играл на этой скрипке. Это какая-то магия.

Я прошлась по аллее, по которой, как я потом уже прочла, гуляла леди Диана, там вдоль дорожек уложены мемориальные плиты в форме дисков. Все, что связано с этой женщиной, для меня становится таким сокровенным. Я очень верила этому человеку, она мне нравилась. Диана столько смогла сделать, так влюбила в себя народ! Мне кажется, эти глаза не могли врать. Тауэр тоже произвел на меня впечатление: там все дышит историей. Сколько королей и королев было убито! Там чувствуется драматическая атмосфера, такой саспенс. В Вестминстерском аббатстве очень красиво.

— А что скажете о жителях Лондона, познакомились с кем-то?

— Миф об английской чопорности и снобизме, я считаю, устарел. Я стояла посреди дороги с открытой картой, каждый останавливался и предлагал свою помощь. Если сами не могли ответить на вопрос, заходили в Интернет, звонили друзьям. Для меня было удивительно, что англичане запросто знакомятся на улице. Такие они... свободные.

— Интересные джентльмены?

— В том числе. Но я с ними не знакомилась. Поскольку цель моей поездки — туризм. (Смеется.)

— Недавно с успехом прошел ваш новый фильм «Кровавая леди Батори». Ваша героиня очень красивая и совершенно сумасшедшая.

— Да, она, конечно, странная. Это легенда, но если так действительно было, то я ее не понимаю: XVII век, самая влиятельная женщина в Венгрии Элизабета Батори совершает жестокие убийства в собственном замке. Такой женский вариант графа Дракулы...

— Когда смотрите свой первый фильм «Благословите женщину», где вы такая робкая, трепетная, пышная девушка, у вас нет ощущения, что это не вы, это другой человек, иначе выглядящий, с другими реакциями...

— Нет, я как-то не обращаю внимания на внешность. Но я с тех пор действительно сильно изменилась. Благодаря характерам, которые примеряла на себя, я гораздо лучше себя знаю. Мне очень повезло, что я попала в руки к Станиславу Сергеевичу Говорухину. Для этой роли нужен был именно такой цыпленок желтый, который ничего не знает. У меня все получилось только благодаря интуиции. Там не было ничего наигранного, вымученного, сделанного, как говорят, «по школе». Потому что и школы во мне не было, я училась только на первом курсе «Щуки». Сейчас, конечно, все по-другому. Недавно мы со Станиславом Сергеевичем окончили работу над нашим четвертым по счету фильмом. «Конец прекрасной эпохи» по новеллам из сборника «Компромисс» Сергея Довлатова. Картина опять про любовь. Герои — обычные люди, как мы с вами, только душевные страдания происходят в советскую эпоху. Фильм должен выйти в этом году.

— Вы всего добились, о чем мечтали 12 лет назад? Воображение рисовало вам картины: вот я стою в платье в пол на красной дорожке, на меня направлены все объективы...

— Нет-нет, наоборот. После каждого фильма мне хотелось уйти из профессии. Я очень предвзято к себе отношусь, за каждую картину начинаю себя критиковать, несмотря на заверения родных и близких. К тому же плох тот актер, который не мечтает получить «Оскар». Так как этой награды у меня еще нет, мне есть к чему стремиться. (Смеется.)

— Неужели ни одна из работ не вызывает внутреннего удовлетворения? Нет фильмов, за которые вы испытываете чувство гордости?

— Пожалуй, больше всего мне нравится «Краткий курс счастливой жизни» Германики. Не то чтобы мне близка моя Саша, в чем-то я ее обвиняю, она очень резкая, иногда беспринципная. Но ее и уважать есть за что: она берет от жизни все что хочет. Она абсолютно свободна.

— Вы комфортно себя чувствуете во времени и месте, в котором живете? Вам близок современный ритм города, жесткие правила «каменных джунглей», не угнетает то, что всегда нужно улыбаться и быть «успешным», чтобы не терять очки.

— Мне действительно очень нравится ритм мегаполиса, я нисколько не мечтаю о романтике ушедших эпох. Мне достаточно съездить на пару дней на море, чтобы восстановиться, а потом меня тянет обратно, как вы говорите, «в стекло и бетон». А что касается «успешности» и необходимости держать удар, то тут есть два противоядия. Во-первых, я совершенно несерьезно отношусь к этим правилам: мне становится смешно, когда я прихожу на светские вечеринки, и мне совершенно непонятно, что там делать, куда себя девать. Я не чувствую себя селебрити, не стремлюсь к роскошной жизни. Я обычная девушка, которая получает удовольствие не от VIP-сервисов и гламурных атрибутов, а от похода в кафе, от шашлыков на даче. Такие обычные человеческие радости. Во-вторых, есть друзья, которые принимают меня в любом состоянии. Я могу позволить себе быть слабой, уязвленной, расстроенной. В этом и прелесть жизни — в полноте цветовой палитры.

— Как вы обычно проводите выходной в Москве?

— Идеальных выходных дней за последнее время я вообще не помню. Как только я что-то запланирую, это обязательно не исполнится, поэтому боюсь что-либо загадывать. Идеальный день — день без планов, когда ты можешь делать что хочешь. Встать, позавтракать, никуда не спешить... Так складывается, что мои выходные дни не совпадают с выходными днями моих друзей, поэтому приходится самой себя развлекать. Чаще это книги, кино. Я живу в районе Москва-Сити, кинотеатр совсем рядом с домом. Занимаюсь собой, какие-то SPA-процедуры, массаж. Я очень люблю все это.

— Рената Литвинова, другая актриса, которая остро чувствует современность, говорит, что прошло время, когда люди «кучкуются», сейчас сильный человек чаще всего вынужден быть один. Все предъявляют друг другу слишком высокие требования. Вы с этим согласны?

— Это ее индивидуальное восприятие мира. Я, наоборот, не мыслю своей жизни без друзей и близких. Если мне не с кем разделить мои успехи, достижения, красоту мира, то для меня это перестает иметь значение, все бессмысленно. Если некому сказать: «Посмотри, как здесь здорово!» или «Я получила роль!» — краски меркнут и жизнь теряет всякий вкус.

— Рената же говорит, что страсть — это желание брать, а любовь — отдавать.

— По моим ощущениям, взаимная любовь — это баланс: ты отдаешь и получаешь взамен не меньше.

— Человек, снедаемый страстью, хочет завладеть другим человеком, его вниманием, временем, телом. Вы с этим тоже не согласны?

— Я допускаю существование и любви, и страсти одновременно. (Смеется.)

— Не секрет, что все актеры — люди нервные, легковозбудимые. Вам ваша профессия мешает в жизни?

— Мешает и очень. Я вспыхиваю моментально, но зато быстро отхожу. И не понимаю, как некоторые люди могут долго обижаться. Я ведь уже забыла все, а второй участник «конфликта» может быть все еще в плохом настроении. Все никак не могу привыкнуть, что все люди разные. (Смеется.)

— Вы научились справляться с собственной вспыльчивостью?

— Да, я нашла несколько действенных способов. Конечно, можно выпустить пар, поговорив с друзьями. А можно просто взять и уйти во время высшей точки кипения. Пойти в кафе, чай попить, книгу открыть, фильм включить, подруге позвонить — отвлечься, и градус негодования сразу снижается.

— Все ваши героини, которых вы в последние годы воплотили на экране, с характером: жесткие, боевые, за словом в карман не полезут. Это ваши черты?

— Совсем нет, я как раз «отрываюсь» на таких персонажах. Может, мне хотелось бы быть такой бойкой, находчивой, острой на язык. В жизни я намного мягче, поэтому хотя бы в кино демонстрирую крутой нрав.

— Вы беретесь за фильмы любых жанров: детектив «Мосгаз», фильм-катастрофа «Метро», историческая драма «Василиса», лирическая комедия «Мамы», голливудская фантастика «Росомаха: Бессмертный», мелодрама «Любовь в большом городе», сериал «Куприн. Яма», фильм-биография «Чемпионы» — объясняя это тем, что у вас один мотив — «интересно попробовать». Вам свойственен авантюризм? В жизни вы тоже сначала, как говорится, ввязываетесь в драку, а потом разбираетесь?

— Что касается кино, мне действительно свойственно идти на риск, бросаться в омут с головой, думаю: вот пройду кастинг, а там посмотрим. В жизни — наоборот: большего педанта, чем я, еще поискать. Если я иду куда-то, мне нужно все просчитать, узнать, «погуглить», прочитать, задать сто вопросов: «А ты знаешь, куда мы едем? А что там будет? А как все будет? А кто эти люди?» У меня все в блокнотике записано, распланировано. Я очень рациональный человек.

— Знаете, сегодня это большая редкость, когда актриса — вроде такая земная девушка: любит шашлыки и посиделки с друзьями, и в то же время дива, окутанная флером загадочности. Это наводит на мысли об актрисах золотой эпохи Голливуда, которые так и не утратили таинственности.

— Я не генерирую никакой образ. Просто не спешу комментировать все то, что появляется обо мне в прессе и Интернете. Ведь это чистая провокация. Напишут сомнительный факт и только и ждут, как я отреагирую. Я на такие уловки не поймаюсь. И считаю, что для моего зрителя полезно знать о моей реальной жизни как можно меньше. Для чистоты восприятия.

— Вы свободны от такого недуга, как сравнивание себя с кем-то? Вас не посещают мысли вроде: «Вот мне 32, кто-то в моем возрасте снялся в главном фильме своей жизни, кто-то ведет в школу старшего ребенка, кто-то открыл свой бизнес...»

— Совершенно свободна. Смысла в этом никакого нет. Вот решу я, что Одри Хепберн в моем возрасте уже имела за плечами «Завтрак у Тиффани» и еще пять знаковых картин, значит, и мне пора. Поеду в Голливуд, буду бегать по кастингам. Но нет гарантий, что у меня все сложится. От судьбы не уйдешь, я не переживаю, что что-то проходит мимо. У каждого свой путь, своя история, уникальная и неповторимая. Все случится в свое время.

На правах рекламы:

Перед вами Бизнес центр Косинская мануфактура kosinskaya-manufaktura.caos.ru.